Петербург — город, расположенный между двумя водоемами

Доктор Межевалов пересел с подоконника за стол, и нам показалось, что импровизированная лекция закончилась и все будут пить чай с медом. А доктор Межевалов задал нам вопрос, на общую тему: «Уважаемые Лариса и Глеб, как вам наши петербуржцы глянулись?» Мы с Ларисой посмотрели друг на друга. Нам было понятно, что вопрос этот все же к медицине скорее относится, чем к нашему отношению к горожанам прекрасного, но уж очень мрачного города. Мы уже не раз, приезжая в град Петров, замечали, что люди как-то здесь живут хмуро и уныло. Они постоянно усердно шмыгают носами, при этом брови у них сердито сдвинуты. Нет, конечно, петербуржцы не злые люди. Они всегда охотно откликнутся на просьбу объяснить, как проехать или пройти на нужную улицу. Они не будут сердиться, если им случайно наступают на ногу в переполненном трамвае, автобусе или в метро. Они доброжелательные люди, но видно, что доброжелательность дается им с большим трудом.
Что нам рассказал о прополисе доктор Межевалов, углубленного в свои мысли, бледного, а бывает, и чуть зеленоватого, а часто и говорящего громко с самим собою. Грустно. В общем, невеселые, хмурые лица у жителей северной Венеции.

Об этом я доктору Межевалову говорить не стал, а ответил, что удивительно, сколько таблеток от головной боли петербуржцы потребляют. Тут и Лариса добавила:
— Действительно, с кем тут ни заговоришь, так каждый второй жалуется на головную боль, на то, что он засыпает на ходу, что у него мушки перед глазами бегают или пелена какая-то.
— Вот, вот! — поддержал нас доктор Межевалов. — Петербург — город, расположенный между двумя водоемами: Финским заливом и Ладожским озером, которое само не меньше маленького моря. От этого город постоянно находится на границе раздела погодных фронтов. Все время меняется атмосферное давление. Оттого у нас зимой утром может выглянуть солнце, через час идет дождь со снегом, потом просто метель людей сдувает с тротуаров, а глянешь через полчаса — опять солнце светит. Такие погодные изменения и зимой, и летом происходят. А ведь постоянные скачки атмосферного давления — как скачки напряжения в электрической сети. Один раз, два, три еще ничего, а потом приборы выходят из строя. А что люди? От таких перепадов вся вегетососудистая система человека все время в напряжении работает. Сосуды не успевают приспособиться к погоде. Да и кислорода в городе не хватает, и загазованность, и болотный родон… Бесконечные стрессы… В общем, все это ведет к состоянию, в котором большинство горожан и пребывают круглый год. И что обидно, средств для того, чтобы помочь себе, существует множество, но петербуржцы почему-то готовы страдать и жаловаться на головные боли, на слабость, вместо того чтобы заняться, например, спортом хоть чуть-чуть. Или массаж проводить китайский. Или дышать правильно, как учат йоги… Но раз такие рекомендации не подходят, то есть выход: в медицине для лечения подобных
состоянии используется прополис.

Тут доктор сделал паузу, посмотрел на нас внимательно и спросил:
— А ручка с бумагой у вас есть? — Мы кивнули головами, а доктор улыбнулся и сказал: — Ну, тогда записывайте.
Мы с Ларисой достали нашу знаменитую погожевскую записную книжку, громадную тетрадь, на обложке которой красуется надпись «Амбарная книга», открыли ее и под диктовку сделали вегетососудистой дистонии.

0


Комментарии закрыты.