Головной убор

Головной убор

Характерные для конца XV века спокойные линии французского женского костюма сохраняются до 20-х годов XVI века. Лиф облегает фигуру, но не стягивает ее, линию талии располагают на ее естественном месте, рукава, узкие в пройме, сильно расширяют книзу и отгибают их так, что отворот вверху узкий, а внизу широкий, как это видно на платье Анны де Гранвиль — дочери адмирала Франции. Рукава ее темно-красного шерстяного платья имеют меховые отвороты, что является признаком торжественности ее наряда. Темно-красная ткань и светло-коричневый мех сочетаются с зелеными узкими рукавами ее котт. Их нижний шов не зашит, и через него выпущена часть белого, довольно широкого рукава рубашки, подобно тому, как это делали в Испании (ил. 328). По прямоугольному можем проследить, как видоизменялся французский женский костюм между самым началом XVI столетия и второй половиной его 20-х годов, когда во Франции появился вертюгаль — каркас для юбки по испанскому образцу.

Сюжет этой шпалеры, предназначенной для покрытия стен в замках и дворцах, взят из Библии. Но из легенды о гибели Содома и Гоморры художник выбрал момент, наиболее отвечающий вкусам и интересам людей эпохи Возрождения.

После гибели городов Содома и Гоморры и потери жены (она, обернувшись, превратилась в соляной столб) Лот остался один с двумя дочерьми. Старшая из них, опасаясь прекращения их рода, что считалось в древности величайшим несчастьем и проклятьем, создала план его продолжения с помощью своего отца. Для этого, по мнению дочери, нужно было напоить отца вином. Момент подношения вина ничего не подозревающему отцу и был выбран художником для этой шпалеры.

Существует безусловное стилистическое единство между костюмом Франциска I (ил. 361) и старшей дочери Лота. Мягкий, но облегающий фигуру лиф соединен с рукавами из другой ткани с узором. Широкие отвороты рукавов не имеют жесткой прокладки, и при малейшем движении рук на них возникают разнообразные изломы и складки. Динамика этой части одежды сливается с жизнью тела, увеличивает выразительность жестов и становится своеобразным эхом эмоционального состояния человека. Иной вид имеет и юбка роб. Распашная спереди, она переходит сзади в небольшой шлейф.

В боках она слегка задрапирована, и ее глубокие неопределенные складки изменчивы при движении, как музыкальный аккомпанемент, ритмически отвечают даже легким колебаниям ткани на отворотах рукавов.

На гладко причесанных и спущенных на уши волосах старшей дочери мы видим новый головной убор, аналогичный тому, который носила Катарина Медичи в 40-х годах (ил. 401). Он состоит из металлического полумесяца «арселе», украшенного чеканкой и цветными камнями и соединенного с небольшим чепчиком с длинной вуалью. Более легкий и менее живописный костюм у младшей дочери, но и в нем мы находим элементы изменений костюма. Лиф, юбка и короткие, выше локтя рукава платья сделаны из одной ткани. Форма рукавов — буф с продольными разрезами — в разных вариантах существовала во Франции до 70-х годов. Но здесь из-под них спускаются рукава рубашки, перехваченные в нескольких местах узкими лентами. В более позднее время к коротким буфам присоединили узкий длинный рукав из той же ткани.

0


Комментарии закрыты.