На фрагменте триптиха

На фрагменте триптиха

На фрагменте триптиха изображена эта супружеская пара в торжественных парадных костюмах с некоторыми королевскими регалиями. Филипп, по отзывам современников, был сильный, ловкий и, по традициям бургундского двора, обращал много внимания на свою внешность, поражал испанцев роскошью своих нарядов — здесь прежде всего средневековый рыцарь, закованный в доспехи из вороненой стали. Культ рыцарства, идеализированный и сопряженный с поэтическими легендами, особенно процветал в Бургундии, поэтому последний потомок (по материнской линии) герцогов Бургундских заключал в себе, в своем внешнем облике всю славу знатных родов своей родины и многих европейских королевских домов. Эта концентрация знатности наглядно показана в его котт- д’арм, сплошь вышитой всеми гербами его предков и стран, правителем которых он был по наследственному праву. Королевская мантия из красной с золотом парчи на горностае, горностаевая пелерина и цепь с орденом Золотого Руна — королевские регалии. К ним также относится и золотой венец, надетый сверх шлема. Знаком воинской доблести служит поднятый кверху меч.

По обычаю своего времени, Хуана, наследная принцесса Кастильи, после выхода замуж должна была носить одежду страны своего мужа. Поэтому художник написал ее во фламандском варианте королевского сюрко. Оно отличалось от французского тем, что вместо изящного по линиям пластрона у него плотно облегающий фигуру до середины бедер лиф из белого плотного шелка, разделенный на две неравные части — небольшую верхнюю, составленную из белой (средней), и двух боковых черных, вышитых золотом, и основную, отделанную по верхнему краю и посередине полосками парчи с нашитыми на нее золотыми и серебряными украшениями простого геометрического рисунка. Боковые части лифа вырезаны, и в эти «адские окна» вставлены куски двуцветной парчи

с рисунком, обведенным черным контуром. Из такой же ткани сделаны сильно расширенные книзу рукава, обшитые узкой черной бархатной полоской. Широкая юбка из тяжелой красной парчи, (золотые нити в ней с небольшим количеством красных образуют фон, а одни красные — рисунок) закончена узкой бейкой из ткани лифа. Открыто демонстрирует историю объединения Испании под эгидой Кастильи и Арагона королевская мантия Хуаны. Гербы всех обособленных испанских земель и когда- то завоеванных маврами, но отвоеванных испанцами, изображены на ней, и, покрывая одного человека, эта мантия становится символом его единовластия и произвола. Голова Хуаны покрыта черным бретонским куафом с пестрой вышивкой по переднему краю. Сверх этого головного убора надет разлатый золотой венец сложного рисунка, сплошь покрытый различными драгоценными камнями.

Определенный смысл имеет и пейзаж, на фоне которого изображены Филипп и Хуана. Это мирные фламандские владения Филиппа, где протекали первые годы их совеместной жизни.

Ретабло на тему «Усекновение главы Иоанна Крестителя» были особенно распространены в Испании в XV—XVI веках. Один из моментов этой трагедии — «Пир Ирода» — использовал испанский художник 1арсия де Банабаре. За пиршественным столом наместника Иудеи Ирода — немногочисленные гости, он и его жена Иродиада. Ради этой женщины Ирод заточил в темницу и приказал убить своего родного брата, мужа Иродиады. Брак, основанный на преступлении, в глазах народа был страшным злодеянием. Устами пророка Иоанна народ обличал преступные действия наместника и его новой жены, бичевал безнравственность этой женщины. Иродиада требует от нового мужа казни Иоанна, но Ирод боится гнева народа. Затаив мстительную злобу,

Иродиада обучает соблазнительным восточным танцам свою дочь от первого брака Саломею. Восхищенный танцами и распаленный вином Ирод обещает Саломее все, что она пожелает. Юная танцовщица, подученная матерью, просит в награду за свое искусство только голову Иоанна. Наместник потрясен таким требованием, но… он дал слово. Приказание отсечь голову пророку дано, и вскоре в пиршественный зал входит Саломея со своей свитой, держа в руках блюдо с головой Иоанна. Ipynna музыкантов застыла, пораженная этим зрелищем, и только один из них продолжает играть на флейте. Приблизившись к пиршественному столу, девушки из свиты Саломеи становятся на колени. Свободно, непринужденно, кокетливо скосив глаза на Ирода, выступает Саломея в великолепном костюме из дорогой ткани с красивым и сложным рисунком. В костюм из такой же ткани одета сидящая за столом Иродиада. По сохранившемуся преданию, костюм этот придумала для себя в 1468 году Хуана Португальская, нравственный облик которой мало чем отличался от Иродиады. По ряду причин Хуане нужно было скрыть свою беременность. Это событие получило широкую огласку и через два года художник, изобразив Саломею в костюме Хуаны, проводит параллель между ними, понятную всем его современникам и, таким образом, творит нравственный суд над жизнью Хуаны, полной обманов и преступлений.

0


Комментарии закрыты.